Что скрывают морские глубины?

Отправлено 3 мая 2018 г., 6:00 пользователем Tin Tinro
    Глубоководные и мезопелагические объекты являются малоизученными, но в то же время одной из самых перспективных групп недоиспользуемых ресурсов в северной части Тихого океана. Ранее считалось, что биологические ресурсы морей и океанов сосредоточены в водах шельфов и в поверхностных слоях пелагиали, поэтому мировое рыболовство было сосредоточено на прибрежных и пелагических видах. Значение глубоководного промысла в рыболовстве пока невелико, хотя батиальная зона или область материкового склона занимает значительное пространство (около 16% общей площади дна Мирового океана). На Дальнем Востоке глубоководными объектами занимается весьма ограниченное число пользователей и для развития этого сложного наукоемкого направления потребуется немало усилий рыбаков, науки и государства. Однако, по мнению ученых, дело того стоит – есть целый ряд рыб, кальмаров и крабов, продукция из которых является вполне конкурентоспособной на внешнем рынке.

Кто живет на дне океана

По словам директора ФГБНУ «ТИНРО-Центр» Алексея Байталюка, назрела необходимость в определении пути развития рыбного хозяйства – будет ли отечественный промысел спускаться к глубинам или же основное внимание останется за пелагическими ресурсами. Интерес к глубоководным и мезопелагическим объектам у промышленности уже есть, о чем можно судить на примере активной совместной работы науки с крупными участниками рынка, в частности с РК «Восток-1».

Само по себе изучение сырьевых ресурсов глубин Тихого океана не является принципиально новым направлением – с 1970 гг. в ТИНРО-Центре велись масштабные работы в этом направлении и была сформирована профильная лаборатория. Благодаря этой активной исследовательской работе на больших глубинах, ученые осведомлены о видовом составе потенциальных объектов промысла батиали и мезопелагики и их численности.

Объектами промысла здесь выступают: макрурусы (малоглазый, черный, длинноперый и пепельный макрурус), лемонема, кабан-рыба, морской монах, берикс, морские окуни, шипощеки, мезопелагические кальмары и глубоководные крабы: равношипый краб, краб Коуэса, Веррилла, многошипый, а также стригуны – ангулятус, Таннера. По полученным оценкам специалистов, общая биомасса рыб материкового склона дальневосточных морей составляет несколько миллионов тонн.

Мезопелагические объекты, такие как серебрянка, сельдяной король, кальмар-святлячок, святящийся анчоус обитают в гораздо более доступных глубинах, но их скопления всегда сильно рассеяны, что усложняет их промысел. Всего комплекс неиспользуемых тихоокеанских мезопелагических рыб и кальмаров насчитывает порядка 50 видов. Их запасы в Северной Пацифике огромны и составляют десятки миллионов тонн. Это огромная сырьевая база, которую целесообразно использовать как для производства пищевой продукции, в том числе и биологически активных препаратов, так и технической – рыбной муки и жира (кормов для нужд аквакультуры и сельского хозяйства),

Однако и в конце прошлого столетия, и сейчас, исследования и промысел морских ресурсов в значительной степени ограничиваются техническими возможностями научно-исследовательских и промысловых судов. Необходим новый комплексный системный подход к их освоению и переработке.

Подступиться сложно, но обдуманно можно

Таким способом может стать программа по освоению глубоководных и мезопелагических объектов промысла – «Глубоководный пояс Дальневосточных морей». Идея программы была представлена на расширенном заседании Коллегии Федерального агентства по рыболовству в марте 2018 г. Как отмечает Алексей Байталюк, в 2018 г. программа предусматривает работы на глубинах до 2000 метров в Беринговом, Охотском морях, в водах Курильских островов и на подводных поднятиях открытых вод северо-западной части Тихого океана.

«Впервые за почти 30 летний перерыв ТИНРО-Центром будет проведена глубоководная съемка в Охотском море. Ученые планируют работы на глубинах от 200 до 1000 метров. Исследования позволят оценить состояние запасов перспективных ресурсов краба-стригуна ангулятуса, черного палтуса, макрурусов и ряда других объектов, – рассказал Алексей Байталюк. – Кроме того, спустя 10-летний перерыв, будет выполнена аналогичная глубоководная съемка в районе Курильских островов и Юго-Восточной Камчатки. Также крупная донная траловая съемка будет проведена в Чукотском море».

Но даже столь значимое для ученых событие будет лишь одним из этапов программы, которая не ограничивается только учетными работами. По словам директора института, изучение рационального использования глубоководных ресурсов касаются также разработке и совершенствования орудий лова, технологий добычи, переработки, актуализации нормативно-правовой базы.

По мнению специалистов, для подробного обследования глубин понадобится оборудование, способное вести лов на глубинах свыше 2000 метров, что в свою очередь потребует модернизации судов. Необходимо будет определить наиболее эффективный метод оценки глубоководных ресурсов разными орудиями лова. Также в результате проведения экспериментальных работ ученые рассчитывают получить данные по величине уловов, размерному и видовому составу рыб в орудиях лова, оценить результативность промысла орудиями лова при изменении их конструкций, а также ущерб промыслу при нападении морских млекопитающих на яруса.

Трудности переработки глубоководных рыб в свое время делали такие объекты, как макрурусы, малопривлекательными для внутреннего рынка. Условия обитания на больших глубинах сформировали не только специфический образ жизни их обитателей, но и химический состав, поэтому традиционные способы переработки рыб здесь малоприменимы. Однако рост интереса к ним на внешних рынках все же побудил рыбаков увеличить их освоение. Развитие производственных возможностей и рост потребности рынка в широком ассортименте продукции на основе натурального сырья делает актуальной работу ученых по изучению возможностей рационального использования таких водных биоресурсов.

Несмотря на малое содержание жира, глубоководные объекты могут представлять интерес с точки зрения биомедицины – в части разработки диетической и лечебно-профилактической продукции. К примеру, икра макрурусов содержит большое количество каратиноидов и по показателям качества не уступает минтаевой. Большой интерес также представляет возможность получения пищевой продукции из богатой витаминами печени рыб.

В свою очередь мезопелагические рыбы, которых можно отнести к условно глубоководным, как например, серебрянка, также являются источниками комплекса полипептидов и свободных аминокислот, а донные и придонные кальмары содержат большое количество таурина и других полезных кислот и соединений.

После проведения подробных исследований химического состава глубоководных объектов специалисты рассчитывают определить основные пути их безотходного использования, разработать технологии и ассортимент консервной и пресервной продукции. Разумеется, для начала промышленного производства новой продукции необходимо будут подготовить рекомендации по безопасности использования потенциальных объектов промысла в соответствии с требованиями Техрегламента ЕАЭС. Также целесообразной будет разработка рекомендаций по увеличению сроков годности мороженой продукции, с учетом способов первичной переработки условий хранения.

В целом, помимо собственно проводимых учеными исследований, частичный сбор биологической и промыслово-статистической информации в будущем также возможен с привлечением судов ярусного лова, работающих на глубинах до 2000-2500 м. Кроме того информацию продолжат собирать наблюдатели ТИНРО на промысловых судах при донном ярусном и сетевом промысле.

Исследования не ради одной науки

Стоит отметить, что комплексное исследование глубоководных объектов и возможностей их промысла делаются не для туманных перспектив современного рыбного хозяйства. Напротив, рыбаки уже давно изъявляют желание работать с этими рыбами и беспозвоночными. Масштабную программу развития глубоководного промысла пассивными орудиями лова, рассчитанную на несколько лет, ТИНРО-Центр готовит совместно с рыболовецким колхозом «Восток-1». Организация уже много лет сотрудничает с институтом в части освоения глубоководных рыб и крабов, проводит совместные съемки и размещает научных наблюдателей на судах. Кроме того, на Дальнем Востоке у данной компании и других пользователей имеется необходимый флот для работы на больших глубинах.

Для того чтобы это направление развивалось, Росрыболовство также планируется принять ряд мер и решений, направленных на стимулирование и поддержку глубоководного промысла. Реализация научной программы по изучению глубоководного пояса дальневосточных морей планируется в течение 5 лет, в течение которых будут поэтапно обследованы перспективные районы промысла, предложены наиболее эффективные методы оценки состояния запасов, определена непосредственно их величина и разработаны рекомендации для промысла.

Специалисты резонно ожидают в рамках данной программы получить значимые результаты не только в плане кратного увеличения вылова, но и технического порыва в области добычи и использования глубоководных объектов.

Это касается и ранее указанных исследований технологий глубокой переработки рыб, крабов и беспозвоночных, изготовления пищевой продукции и лечебно-профилактических препаратов с содержанием биологически активных веществ. Успех в изучении способов добычи рыб, пребывающих в рассеянных скоплениях, откроет новую эпоху в мировом рыболовстве. Также говоря о научной ценности этих работ, стоит отметить их исключительную важность для понимания экологии малоизученных объектов.

Годы комплексных исследований рыб как элементов биоценозов уже позволили ученым сделать важные открытия в области трофических связей мезопелагических и глубоководных объектов с кормовой базой пелагиали, что позволяет более полноценно использовать этот ресурс без ущерба для численности популяций и окружающей среды. Развитие этих представлений и научных знаний, которые всегда являются основой устойчивого природопользования, станет маяком для человечества в глубоком темном морском царстве.






Comments