Кто ответит за ложь и обвинения ТИНРО-Центра в СМИ?

Отправлено 23 дек. 2015 г., 15:50 пользователем Tin Tinro   [ обновлено 23 дек. 2015 г., 15:52 ]

Оскорбить науку может каждый.

Недавно во многих СМИ на всю страну прогремела громкая информация, о том, что якобы ученые ТИНРО-Центра убили с десяток тихоокеанских моржей, а их детенышей продали за границу. Поводом для этой волны стала публикация релиза на официальном сайте Главной военной прокуратуры. В этом материале с чьей-то легкой руки ученые вдруг стали браконьерами и убийцами животных. Впоследствии им добавят еще и незаконную торговлю животными, на которую они якобы не имеют юридического и морального права. Хотя согласно Конституции Российской Федерации, существует презумпция невиновности, существуют, в конце концов, и права человека, и никто не имеет права называть ни человека, ни юрлицо преступником, пока иное не будет доказано в суде. Обычно в таких случаях пишется о подозреваемом, либо о том, что лицу предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей Уголовного кодекса. Но! Официального обвинения ни ТИНРО-Центру, ни его сотрудникам спустя почти два месяца после открытия уголовного дела так и не было предъявлено.

Кто сделал моржей мертвыми?

Само по себе уголовное дело было возбуждено по факту незаконной добычи моржей, расследование этого инцидента проводилось в 2014 г. В сентябре прошлого года жителя чукотского села Уэлькаль Лейта Н.Н. и его сыновей, охотников из коренных малочисленных народов, обвинили в незаконной добыче 11 тихоокеанских моржей и убийстве их матерей. Причем вещественных доказательств убийства – элементарно тел самок не было обнаружено, и само по себе предположение их гибели строилось лишь на догадках и заключениях сторонних экспертов. Притом, что отлов животных на путях миграций моржа - в воде, практически не наносит ущерба животным – нет необходимости ни травмировать, ни тем более убивать самку, ее просто оттесняют лодкой, а моржат ловят сачком. Откуда взялась формулировка «моржата в период их молочного вскармливания» непонятно – ее нет ни в заключении экспертной группы, ни в актах дознавателя и судебных актах. Эксперты, привлеченные для проведения биологической экспертизы, указывали, что детеныши моржей разновозрастные, возраст их определяли ориентировочно. Заметим, что моржи в возрасте от полугода могут питаться твердой пищей.

Впоследствии дело было передано в суд и 28 августа 2015 года Анадырский городской суд Чукотского автономного округа своим постановлением по делу № 5-44/15 прекратил административное дело за отсутствием события правонарушения.

Право на добычу у КМНС

Большое недоумение вызывает тот факт, что Северо-Восточное погрануправление давало неверную информацию (на которую затем ссылались СМИ) о том, что у охотников не было разрешений на добычу. Добыча морских млекопитающих с целью поддержания традиционного образа жизни – это непосредственное право коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, закрепленное в ряде правовых актов, о чем прекрасно известно надзорным органам. На охотников коренных национальностей, проживающих в Ильтуинском районе Чукотского АО, в 2014 г. было выделено около 100 голов моржей. Охотник добывал моржей по согласованию с главой села Уэлькаль, с предоставлением всей информации о вылове. Сведения о добыче были переданы в соответствии с Правилами рыболовства Северо-Восточному теруправлению Росрыболовства, записи о добыче вносились в промысловый журнал. Т.е. охотник на абсолютно законных основаниях становился их собственником. Однако после того как охотника обвинили в их нелегальной добыче, моржи у него были изъяты сотрудниками погрануправления ФСБ по Чукотскому АО и переданы на ответственное хранение в качестве вещественных доказательств. После этого моржи непонятным образом пропадают оттуда и оказываются в разных дельфинариях, в том числе и заграницей.

А откуда здесь вообще ТИНРО?

ТИНРО-Центр более сорока лет изучал состояние популяции и экологию тихоокеанских моржей. Работы в 2014 г. проводились согласно плану ресурсных исследований и государственного мониторинга водных биоресурсов на 2014 г. Чукотского филиала ФГУП «ТИНРО-Центр», утвержденному приказами Федерального агентства по рыболовству от 24.10.2013 № 778 и от 28.04.2014 № 289, утвержденной Росрыболовством программе научно-исследовательских работ лаборатории по изучению морских млекопитающих ЧукотТИНРО «Популяционные и токсикологические исследования китообразных и ластоногих на Чукотке в 2014 г.» и согласно государственному контракту между ЧукотТИНРО и Департаментом сельскохозяйственной политики и природопользования по Чукотскому автономному округу от 21.04.2014 г. № 23.

Для проведения исследования морских млекопитающих далеко не всегда требуются их вскрытие, и многие после проведения работ спокойно отправляются в родную среду обитания. В 2014 году институт не подавал заявку на получение квоты в научно-контрольных целях, а заключил договор с представителем коренных малочисленных народов, имевшим законное право на их добычу, о предоставлении моржей во временное пользование ТИНРО-Центру (без перехода права собственности). Такие договоры заключаются в соответствии с приказом Федерального агентства по рыболовству №33, обязывающим научно-исследовательские организации взаимодействовать с юрлицами, индивидуальными предпринимателями для размещения научных сотрудниках на судах и в бригадах берегового лова с целью сбора информации о состоянии водных биоресурсов и среды их обитания. В договоре о безвозмездном предоставлении в пользование совершенно четко было указано, что охотник Лейта Н.Н. остается их собственником. Интерес местных жителей в работе ученых очевиден – охотники желают знать, в каком состоянии находятся популяции добываемых морских животных. Тем более что в 2012-2013 гг. на морском побережье Чукотского АО были обнаружены больные ластоногие – тюлени и моржи, с повреждениями кожного покрова, внутренних органов, мясо которых не рекомендовалось употреблять в пищу коренным жителям Чукотки. Причины этого заболевания у ластоногих до настоящего времени не выяснены, поэтому исследования ученых нужны.

Однако так как животные у охотника были изъяты контрольно-надзорными органами, с данными 11 моржами специалистам так и не довелось поработать. На этом вся связь ученых с этими моржами заканчивается, а затем животные таинственным образом исчезают из под ответственного хранения и оказываются в различных океанариумах России и КНР!

Фантазии и факты

По факту незаконной передачи третьим лицам ООО «Уэмкон», ООО «Ярославский океанариум» конфискованных моржей, впоследствии чего они были отчуждены и утрачены, в отношении дознавателя погрануправления ФСБ по Чукотскому автономному округу, было возбуждено уголовное дело. Этот факт стал известен СМИ и, казалось бы, что теперь внимание и журналистов и правоохранительных органов должно было быть сосредоточено на этом. Кстати, и в 2015 году было возбуждено уголовное дело по факту облова сотрудниками того же ООО «Уэмкон» шести особей моржей. Официальные сайты правоохранительных органов и СМИ хранили молчание. Зато претензии в адрес ТИНРО посыпались снова, ученых, несмотря ни на что, обвинили в торговле морскими животными! Один из таких авторов заявлял, что примерная стоимость тихоокеанского моржа достигает 6 млн. рублей. Соответственно за продажу десятка моржей можно получить более 60 миллионов. Этих денег более чем достаточно для того, чтобы напускать дыму и устраивать шум в СМИ, оплачивать заказные статьи журналистов и всячески скрывать истинных виновников.

В ноябре 2015 г. вновь было заведено уголовное дело по факту незаконной добычи этих же тихоокеанских моржей неустановленной группой лиц. И это спустя всего два месяца после того Анадырский городской суд Чукотского АО прекратил административное дело.

На запросы ФГБНУ «ТИНРО-Центр» в военную прокуратуру Тихоокеанского флота от 12.11.2015 г. было дан официальный ответ, что уголовное дело возбуждено не в отношении сотрудников ТИНРО-Центра, а по факту незаконной добыче. Которую еще предстоит доказать. Однако как объяснить публикацию на сайте главной военной прокуратуры о якобы возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ТИНРО-Центра? И как объяснить официальные ответы следственного управления СК России по Тихоокеанскому флоту на запросы информагентств, где подтверждалось, что уголовное дело о незаконной добыче расследуется в отношении сотрудников ТИНРО? В военную прокуратуру ТОФ были отправлены официальные обращения от ТИНРО-Центра, жалобы от представителя преследуемого охотника с просьбами разъяснения позиции прокуратуры.

Вырубленного топором не исправить

Если права КМНС обычно обсуждаются в профессиональной среде юристов, то обвинения в адрес известного и уважаемого во всем мире научно-исследовательского института вызывает ажиотаж в СМИ.

Историю с завидной периодичностью перепечатывали друг у друга разные таблоидные средства массовой информации, придумывая красочные заголовки и лиды, добавляя в нее все больше и больше придуманных подробностей. Насколько правомерны были их действия, и соответствовал ли опубликованный материал букве закона, это уже предстоит выяснять суду.

Один только факт, что представители СМИ даже не удосужились проверить, являются ли тихоокеанские моржи краснокнижным объектом, в которого они из промыслового «превратились» в релизе прокуратуры, вызывает полное разочарование в компетентности как пресс-службы прокуратуры, так и журналистов.

Однако не ход следствия является предметом внимания желтой прессы, а попытки обвинить всеми правдами и неправдами ТИНРО-Центр в нарушении закона. Вопрос в том, кто будет отвечать за тонны грязи вылитой на доброе имя института, 90 лет работавшего на благо рыбного хозяйства страны? Ведь получается что для того чтобы устроить вой в СМИ и обвинить организацию в браконьерстве, коррупции и прочих грехах не надо официально предъявленных обвинений, не надо неопровержимых вещественных доказательств, не надо решений суда, достаточно просто предположений и измышлений. Это наука уже проходила, когда три года подряд ее голословно обвиняли в причастности к организации крабовых аукционов в Приморье в 2012 г., впоследствии признанных Арбитражным судом Приморья недействительными. За три года сотрудникам ТИНРО-Центра изрядно помотали нервы с вызовами в правоохранительные органы, однако, в конечном счете, обвинений им предъявлено не было. Однако это не мешало и не мешает до сих пор разным провозглашенным борцам с коррупцией озвучивать три года всюду одну и ту же фразу, что наука возможно/теоретически/гипотетически могла быть причастна к нарушениям при организации аукционов.

Уже привыкнуть ученые успели и к тому, что их постоянно обвиняют в преступной некомпетентности разные рыбаки и организации, желающие вопреки распределению запасов или ситуации на промысле получить доступ к ресурсам, будь то креветка в Японском море или минтай в Беринговом. За последние 25 лет добытчики так и не нашли лучшего способа, как попытаться пробиться к квотам на вылов, чем с помощью СМИ обвинить в некомпетентности науку, которая на первоначальном этапе определяет допустимые уловы объектов в промысловых районах.

Поэтому ученые ТИНРО-Центра, равно как и их коллеги из СахНИРО, КамчатНИРО и других отраслевых институтов, уже научились в атмосфере обвинений и разбирательств выполнять свою работу – обеспечивать по мере сил качественные прогнозы, предлагать правильные меры по управлению запасами и по организации промысла. Однако приобретенная «толстокожесть» не панацея – репутация страдает, публичных извинений после неподтвержденных изменений никто не приносит, от этого наука, и так недостаточно финансируемая, терпит дополнительные убытки. В защиту же ученых пока не торопится высказаться никто, хотя все в рыбном хозяйстве прекрасно знают, что такое отраслевая наука, какие у нее возможности, какие у нее задачи и на какие средства она живет. И как соотносится ее финансирование с ее задачами.

А реальна ли коммерция в науке?

Наверное, нужно быть слепым и глухим, а не просто далеким от науки, чтобы не знать, как сегодня научные организации, включая всю систему РАН, стараются приучить к самостоятельному зарабатыванию денег. Перевести ученых на бизнес-мышление пытаются непосредственно государственные структуры. Государство в этом ничего странного не видит, так как траты на науку должны окупаться. В отраслевой науке ситуация намного проще и понятнее – с 1995 до 2015 г. отраслевые институты попросту работали в форме государственных унитарных предприятий, и имели полное право на ведение собственной хозяйственной деятельности. Ни для кого не было тайной, что ученые издавали путинные прогнозы и проводили совместно с рыбаками дополнительные ресурсные исследования, разрабатывали технологии переработки водных биоресурсов, совершенствовали для бизнеса орудия лова, разрабатывали нормы выхода продукции и расхода сырья, выполняли работы по оценке безопасности окружающей среды, оказывали услуги по отлову и адаптации морских млекопитающих, создавали методики культивирования гидробионтов – т.е. выполняли ряд услуг для развития рыбного хозяйства на коммерческой основе! И это общеизвестная и полностью поддерживаемая Росрыболовством и государством практика. И никто не собирается от нее отказываться. Потому что заработанные таким образом наукой деньги тратились на выполнение ее же собственных задач. Например, в 2014 г. за счет собственных средств ТИНРО-Центр отработал 188 судосуток в море на своих судах– это две полноценные комплексные экспедиции в Беринговом и Охотском морях! Ученые при всем желании не могут оставлять деньги на личные нужды или зарплаты, иначе им просто не хватит денег на выполнение государственной программы мониторинга водных биоресурсов Дальневосточного бассейна. Из необходимых для полноценного сбора информации 2000 судосуток, ТИНРО-Центр проводит в последние годы только 700-800 судосуток. В том же 2014 г. из госбюджета на проведение рыбохозяйственных исследований было выделено 862 млн. рублей, а собственных средств, полученных за оказание упомянутых услуг, было затрачено 388 млн. То есть на 45% ученые обеспечивают выполнение рыбохозяйственных исследований самостоятельно. Очевидно, что это существенная добавка, без которой недостаточный объем исследований обязательно приведет к малому освоению ВБР или экономическим потерям рыбного хозяйства. Никакая наука не может исключительно дистанционными, математическими, телепатическими методами определять состояние запасов биоресурсов, делать точный прогноз и осуществлять промразведку. Подтверждение этому горбушевая (а не лососевая) путина на юге-востоке (а не на всем) Сахалина, низкие объемы добычи сайры в этом году. При этом успешные минтаевую, лососевую, крабовую и сельдевую путины, проведенные при достойной научно-информационной поддержке (которая также была организована с использованием собственных средств), СМИ-обвинители ТИНРО постарались не заметить. Поэтому тем, кому не нравится, что наука самостоятельно зарабатывает на исследования деньги, следует смело требовать увеличения для нее финансирования.

 

Константин Осипов, член Союза журналистов России.

Comments