СМИ о нас: Конвенция позволит регулировать тихоокеанский промысел

Отправлено 17 февр. 2014 г., 23:40 пользователем Tin Tinro

Присоединение России к Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана – это результат многолетнего труда людей, работавших над созданием этого соглашения. Специалисты ТИНРО принимали активное участие в процессе подготовки конвенции и научном обосновании позиции российской стороны с самого начала. О том, почему возникла необходимость в создании новой региональной рыбохозяйственной организации и какие преимущества от вступления в нее получит Россия, Fishnews рассказал заместитель генерального директора ТИНРО-Центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, чем руководствовались страны в принятии решения о создании новой организации и конвенции?

– Основанием для создания новой организации и разработки конвенции стали требования, заложенные в нескольких резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. Эти резолюции посвящены развитию устойчивого рыболовства и сохранению уникальных донных морских экосистем. При этом в течение нескольких лет они претерпели существенную эволюцию и трансформировались от призыва к государствам рассмотреть вопрос о введении временного запрета на пагубные виды промысловой практики, включая донный траловый промысел, к незамедлительному принятию мер для обеспечения устойчивого управления ресурсами и защиты уязвимых морских экосистем. Вплоть до прекращения выдачи рыболовным судам разрешений на донный промысел в районах, где не существует региональных рыбохозяйственных организаций. В открытых водах такой организации не было.

Какие организации регулировали промысел в открытых водах северной части Тихого океана до сих пор?

– В открытых водах северной части океана действовало пять организаций, осуществляющих регулирование промысла рыб. Россия является участником двух из них - Северотихоокеанской комиссии по анадромным рыбам и Конвенции по сохранению и управлению ресурсами минтая в центральной части Берингова моря. К сожалению, ни одна из уже действующих организаций, учитывая формат каждой и решаемые задачи (зачастую очень обширные), не могла быть трансформирована. Слишком отличающимися оказались задачи, состав организаций и район действия конвенций и соглашений.

Именно поэтому три страны – Россия, Япония и Республика Корея провели первую встречу в 2006 году в Токио для определения перспектив создания новой рыбохозяйственной организации в северной части Тихого океана. На тот момент все эти страны либо имели историческое право ведения промысла в открытых водах, либо вели его. У нашей страны есть опыт промысла в этом районе, вылов кабан-рыбы в 1960-1970-х годах доходил до 120 тыс. тонн, и фактически мы являемся открывателями этих ресурсов. В дальнейшем к переговорам присоединились США, Канада, КНР и Тайвань. Эти семь государств сейчас и являются членами новой организации.

– Страны-участницы переговорного процесса сумели быстро найти взаимопонимание и выработать единую стратегию развития?

– Конечно, как и в ходе любого сложного дела, в ходе переговоров звучали совершенно разные мнения относительно сферы действия новой организации, трансформации стоящих перед ней задач, создания полноценного механизма контроля за промыслом в открытых водах северной части Тихого океана. К сожалению, такого механизма для всех промысловых видов не было. На начальном этапе предполагалось в первую очередь основное внимание обратить на донные виды и уязвимые морские экосистемы в районе подводных возвышенностей Императорского хребта. По итогам же в зону действия конвенции вошли и подводные поднятия северо-восточной части океана (Эйкельберг, Кобб), и пелагические виды, в том числе сайра и кальмары.

Цель этой Конвенции достаточно короткая, ясная и универсальная - обеспечение долгосрочного сохранения и устойчивого использования промысловых ресурсов конвенционного района, с применением механизмов защиты морских экосистем северной части Тихого океана, где эти ресурсы встречаются.

– То есть опыт по контролю за экосистемами и промыслом в других районах Мирового океана был перенесен в Северную Пацифику?

– Действительно, опыт других организаций в разрешении возникающих спорных моментов, формировании элементов механизмов сохранения и контроля, учитывался при разработке конвенции и сопутствующих документов. Есть наработанная другими организациями практика сохранения отдельных видов и экосистем, контроля и управления живыми ресурсами, нельзя ее не учитывать. Но механический перенос этой практики на новый район и тем более регион бесполезен. Необходима оценка возможности ее применимости в конкретных условиях. В 2007 году в рамках переговорного процесса была сформирована рабочая научная группа, куда вошли и сотрудники ТИНРО-Центра. Первой задачей ученых была выработка согласованного мнения о состоянии запасов донных рыб и определение критериев уязвимой морской экосистемы в районе подводных поднятий северной части Тихого океана, ее видов-индикаторов. Далее – разработка мер, направленных на сохранение этих систем и запасов, работа по организации сбора новых научных данных.

Основываясь на результатах этой работы, государства, участвующие в переговорах, взяли на себя добровольные обязательства по сохранению уязвимых экосистем и морских видов до вступления конвенции в силу.

– Какие конкретно обязательства взяли на себя страны добровольно?

–В первую очередь, это снижение промысловой смертности целевых видов промысла – кабан-рыбы и берикса. Для последнего ради сохранения ресурсов и устойчивого промысла необходимо снизить пресс промысла на 20%. Для этого страны отказались от вылова в некоторые сезоны, в том числе и в период нереста. Кроме того, чтобы сохранить уязвимые морские экосистемы и минимизировать возможный вред, было решено ограничить промысел на южном поднятии Императорского хребта – СН, советским рыбакам она была известна как Карандаш, – и на поднятиях севернее 45 градуса северной широты. Также было принято решение закрыть участки на северо-восточном склоне поднятия Коко, где потенциально может располагаться поселение одного из видов-индикаторов уязвимых морских экосистем.

Скорее всего, в ближайшее время будут сделаны шаги и в плане разработки мер контроля и управления промыслом пелагических видов. Эти виды сейчас более важны для российского промысла, нежели донные рыбы подводных поднятий.

– Что дает подписание этой конвенции российским рыбакам? Во многих СМИ мелькала информация, что они смогут вести там промысел, хотя наша страна вела его там и раньше.

– Очевидно, что российские рыбаки имеют право на промысел в открытых водах Тихого океана. Есть соответствующие национальные документы, регламентирующие получение разрешения на добычу. Это право основано, во-первых, на историческом принципе - промысел велся в этом районе советскими рыбаками и ведется, конечно, уже не в таких масштабах, сейчас. Здесь проводились и проводятся научные рыбохозяйственные исследования. Собственно, как раз работы ученых ТИНРО и нашли отражение в результатах работы научной группы. На протяжении большого периода лет в этом районе проводились траловые съемки, хотя в последние годы они практически свернуты.

Во-вторых, это принцип, который не может быть опровергнут – Россия является страной, прибрежной по отношению к запасам пелагических объектов. Сайра и кальмары - это трансграничные и трансзональные виды, мигрирующие из открытых вод в ИЭЗ России, где происходит их нагул, и в ИЭЗ Японии. Все остальные страны, пользователи ресурсов в открытых водах северной части Тихого океана - страны экспедиционного промысла. Создание подобной организации должно отвечать интересам прибрежных стран, так как дает возможность получать больше информации о промысле других стран.

– Тогда какие последствия могли бы быть у России, если бы она не присоединилась к конвенции?

– Полное отсутствие информации о промысле в открытых водах, отсутствие возможности влиять на принятие решений по управлению им, потеря потенциальной возможности укрепления научных и экономических связей. Негативные примеры последствий низкого интереса к таким организациям на этапе их формирования есть. В том числе и из-за этого Россия не является членом Комиссии по рыболовству в западной и центральной частях Тихого океана, сформированной в 2004 году. В сферу действия этой комиссии входит управление промыслом тунцов в тех районах, где в 1980-1990-х годах дальневосточные рыбаки ежегодно добывали около 10 тыс. тонн. Сейчас за Россией здесь не закреплены доли квот вылова тунцов. Без участия в таких комиссиях почти невозможно решить задачу по активизации российского промысла и увеличению добычи в открытых водах Тихого океана, прописанную в программных документах развития отрасли до 2020 года.

Comments