СМИ о нас: "Нужно ли кому-то совершенствование орудий лова?" (опубликовано в газете "Утро России" № 71, 15 сентября 2016 г.)

Отправлено 21 сент. 2016 г., 16:47 пользователем Tin Tinro   [ обновлено 21 сент. 2016 г., 16:56 ]

Создание и улучшение орудий лова остаются «за кадром» дискуссий по развитию и проблемам рыболовства в России. Между тем, их совершенствование и разработка являются одним из очень немногих способов увеличения вылова и повышения рентабельности работы флота. Однако игнорирование этого направления на всех уровнях привело к тому, что отечественные рыбаки уже отстают от иностранных коллег и в ближайшие годы этот разрыв рискует стать непреодолимым. О возможностях развития практики научно-инженерных разработок для промышленного рыболовства рассказали ведущий научный сотрудник Михаил Мизюркин и ведущий инженер сектора ресурсосберегающих технологий лова ТИНРО-Центра Юрий Еремин.

 

– Михаил Алексеевич, Юрий Викторович, расскажите, какие работы ведутся сейчас по совершенствованию орудий лова и какие направления сейчас наиболее актуальны?

- В последние годы мы занимались работой по ряду направлений: разработкой многозаходных креветочных ловушек и компактных якорей с повышенной держащей силой, совершенствованием светового оборудования и орудий лова на промысле сайры, технологией добычи ламинарии, устройством стабилизации и обеспечения безаварийной работы поверхностных орудий лова.

Пока что у нас есть положительные результаты по экспериментам с многозаходной креветочной ловушкой. Испытания устройств и способов лова креветок, проводились на промысловых судах ОАО «ПБТФ». Конструкция позволяет избегать запутывания ловушечных порядков под воздействием течений и волн, быстро готовить приманку. В результате использования всех наших разработок эффективность ловушечного промысла глубоководной креветки оказалась не ниже тралового. Причем креветка из ловушки стоит намного дороже, чем креветки из трала, поскольку остается целой. По нашим достижениям в развитии промысла глубоководных креветок, получено 4 патента.

Также совсем недавно на Сахалине закончились испытания по добыче ламинарии – по отработке технологии лова ламинарии механической конзой и полужестким подсекателем. Конза показала высокие, пригодные для промысла результаты, при этом есть возможность еще повысить эффективность ее работы.

Для максимально высоких результатов на промысле ламинарии наиболее целесообразно было бы использовать маломерные двухвинтовые суда с предельно малой осадкой и гидроканалом. В создании такого судна заинтересованы не только предприятия, добытчики и переработчики ламинарии, но и ведущие добычу с помощью ставных неводов.

– Сейчас в разгаре сайровая путина, а вы упоминали о разработках для этого промысла, в частности светового оборудования. Речь идет о создании мощных люстр?

– Наработок и предложений для такого сложного промысла как сайра у ТИНРО-Центра достаточно много. Для интенсификации промысла сайры с крупнотоннажных судов разработана люстра повышенной мощности со встроенным регулятором напряжения. Люстра имеет дистанционное компьютерное управление, обеспечивающее высокую безопасность эксплуатации. Предварительные испытания на НИС «Профессор Леванидов» показали хорошие результаты.

В качестве еще одного способа улучшения лова сайры можно упомянуть о бортовых ассиметричных ловушках. Эти орудия лова соизмеримы с габаритами судна, не имеют жесткого каркаса, позволяют практически работать в любых погодных условиях, способны в кратчайший период времени принимать рабочую форму и обеспечивать эффективный вылов рыбы, положительно реагирующих на свет. Ловушки лучше всего применять на крупнотоннажных и высокобортных траулерах, где имеется возможность глубокой переработки свежевыловленной рыбы. 

Хотелось бы отметить, что вышеперечисленные разработки уже получили 5 патентов. Но существует проблема заключения лицензионных договоров с промышленностью – необходимо завершить промысловые испытания комплекса оборудования и пройти этап внедрения, что также требует значительных финансовых затрат.

Есть и перспективные разработки в области использования на промысле сайры светодиодных источников промыслового освещения. Рыбаки обращаются к нам по поводу установки этих светодиодных блоков на промысловые суда, но без завершения этапа внедрения – т.е. промысловых испытаний хотя бы на НИС, мы не готовы это сделать. Существуют 4 варианта дооборудования научно-исследовательского судна с учетом его энергетических возможностей и предварительно просчитаны затраты под разные варианты дооборудования.

- В последнее время СМИ и Росрыболовство говорят о возвращении сардины-иваси (дальневосточной сардины) и скумбрии. ТИНРО-Центр готов помочь в возобновлении их промысла?

Есть большой и серьезный проект, которым мы занимаемся уже на протяжении нескольких лет – судно с гидроканалом. Этот тип добывающих судов позволяет с минимальной травмируемостью рыбы, с низкой нагрузкой на промысловые механизмы, с минимальным риском для безопасности экипажа, но с высоким качеством продукции добывать «нежные» виды рыб тралом, а рыб и беспозвоночных, реагирующих на искусственные физические поля, облавливать без применения сетных орудий лова, используя для этого открывающиеся возможности гидроканала.  

- Выходит, что наработок для облегчения труда рыбаков и повышения уловов у ученых достаточно много. А что нужно для их успешной реализации? 

- Тут проблема в понимании конечного результата наших исследований. Патенты не является финишной чертой, после которой разработки идут на конвейер. Для этого необходимы положительные результаты экспериментальных работ. Однако проводить эти работы на научно-исследовательских судах мы не можем – у ТИНРО-Центра нет на это достаточных средств.

На промысловых судах проведение испытаний столь сложного и дорогого оборудования сопряжено с риском возникновения непредвиденных промысловых ситуаций, влияющих на получение текущей прибыли. При возникновении проблем, судовладелец прекращает испытания, и хорошая идея может быть похоронена. Например, подобное произошло в начале текущего века с кормовым промысловым комплексом для вылова сайры крупнотоннажными судами.

Другая сложность – это взаимоотношение с контролирующими органами при проведении экспериментальных работ. Рыбаки недавно уже столкнулись с этим во время испытания новой поверхностной ловушки для лова лососей. Проведение таких работ на научно-исследовательских судах позволяет избегать таких проблем, т.к. научные уловы уничтожаются. Поэтому адекватным выходом из ситуации, когда промысел нуждается в альтернативе дрифетрным сетям, остается проведение серии экспериментальных работ на собственных судах. А это вновь возвращает нас к вопросу о дефиците средств, который уже немало лет испытает отраслевая наука.

- Тогда можно ли рассчитывать на увеличение объемов добычи водных биоресурсов, если разработки по совершенствованию орудий лова не будут доведены до конца?

Надеяться на то, что российские рыбаки смогут увеличить вылов за счет высоко эксплуатируемых видов – неправильно, потому что это природа с ее колебаниями численности объектов. Вылов можно нарастить за счет более эффективного освоения большого разнообразия предлагаемых к промыслу видов. А для этого, конечно, нужно совершенствовать орудия лова и технику промысла.

Сотрудники сектора ресурсосберегающих технологий лова ТИНРО-Центра получают ежегодно по 2-3 патента на разрабатываемые устройства и способы лова. Но опять-таки мы упираемся в необходимость проведения экспериментальных работ, без которых не разработать техническую документацию. Лишь тогда можно изготовить устройство, притом это возможно сделать и на наших собственных производственных мощностях.

Но помимо материально-производственных аспектов, есть куда более серьезная проблема – кадровая. Еще в недавнем прошлом существовали конструкторские бюро с собственной экспериментальной и производственной базой, в отраслевых НИИ были конструкторские отделы, в которых работали квалифицированные инженеры. Сейчас есть только маленькие группы специалистов, на которых лежит вся работа от разработки конструкции до обоснования ее экономической эффективности, но без внешней поддержки невозможно говорить о внедрении разработок в промышленные масштабы. Поэтому и наблюдается отставание от тех стран, где этой работой занимаются целые штабы ученых, инженеров и конструкторов в научно-исследовательских институтах либо в тесно взаимосвязанных организациях.

 - Может ли быть выходом взаимодействие ученых непосредственно с конструкторскими бюро, если они еще остались? Хотя, наверное, это взаимодействие в любом случае потребует финансовых затрат?

Опытные конструкторы с обширными знаниями и навыками еще есть, поэтому восстановить всю цепочку от разработки проекта конструкции орудия лова до готового и востребованного продукта несложно. Но делать это надо быстро, потому что опытные кадры уже немолоды. И только на практическом выполнении задач и заказов, при совместной работе, их знания можно передать выпускникам и молодым специалистам. Если в ближайшие годы это сделано не будет, тогда уже не выйдет реанимировать это важнейшее направление, его придется воссоздавать заново.

Сейчас у нас ведется активная работа с такими специалистами – ИПЦ ООО «Геоток». Только благодаря тому, что у нас появился прямой выход на инженеров, мы смогли выполнить все вышеназванные работы.

Но масштабное перевооружение нашего рыбацкого флота – это серьезная стратегическая задача. Ресурсная база Дальнего Востока очень велика и разнообразна. Для ее полноценного использования необходимо совершенствование и разработка новых орудий лова, строительство современного флота, в чем специалисты ТИНРО-Центра могут принимать активное участие. На наш взгляд, только развивая это направление, Россия способна добиться прорывов в рыбной отрасли. 

Comments