Открытые воды Тихого океана

Комплексные исследования биологических ресурсов
открытых вод Тихого океана на период 2007-2011 годы


05.04.2010 11:39

Открытые воды Тихого океана в 1980-е – начале 1990-х годов были одним из важных промысловых районов для отечественного флота. Ежегодный вылов только перуано-чилийской ставриды достигал 1,38 миллиона тонн, проводились опытные работы по промыслу придонных рыб на подводных возвышенностях, в экваториальном районе работали флотилии тунцеловов, в зоне субарктического фронта СЗТО активно вылавливались дальневосточная сардина, скумбрия и сайра.

В результате преобразования рыбной промышленности в новых экономических условиях добыча Россией гидробионтов существенно снизилась. Район промысла ограничен морями Дальнего Востока в пределах экономической зоны России, работа флота в открытых районах ведется только в СЗТО, где эпизодически появляются суда на Императорском подводном хребте и в августе-ноябре формируется сайровая экспедиция. Несмотря на снижение биомассы и ОДУ ценных водных биологических ресурсов в водах России, флот не торопится выходить в открытые воды. Причин много – слишком затратный промысел, повышенный экономический риск, старение судов. Интенсивность научных исследований определяется, в свою очередь, потребностями рыбной промышленности в дополнительной сырьевой базе.

Вместе с тем переквалификация ряда судов на новые орудия лова позволяют вовлекать в промысел неиспользуемые или слабоиспользуемые биологические ресурсы. К таковым могут быть отнесены прежде всего ресурсы открытых вод северо-западной части Тихого океана.

Работы ТИНРО в открытых водах начались в середине 1950-х годов и постепенно охватили огромную акваторию, прежде всего за счет большого количества ежегодных экспедиций. В виду невозможности в настоящее время возобновления подобных работ по экономическим причинам, данная программа предполагает использование новых методов получения информации. Проведение ресурсных исследований должно строиться по экосистемному принципу с глубокой предварительной проработкой реальных затрат и отдачи.

В ходе действия аналогичной программы в 2002-2006 годах были проведены две комплексные экспедиции в зоне Субарктического фронта и тихоокеанских водах южных Курильских островов. Кроме этого, ежегодно в летний период проводились комплексные исследования в рамках программы BASIS на НИС «ТИНРО» в водах восточной Камчатки и Курильских островов, а в осенний – в прикурильских водах на НИС «Профессор Кагановский». В результате были получены новые данные по структуре планктонных и нектонных сообществ этих регионов.

Накопленные ряды наблюдений по биологическим ресурсам и сырьевой базе рыболовства нашли свое отражение в труде «Нектон северо-западной части Тихого океана. Таблицы численности, биомассы и соотношения видов» и «Атлас количественного распределения нектона северо-западной части Тихого океана».

Максимальный вылов пелагических объектов, прежде всего дальневосточной сардины и скумбрии, происходил в открытых водах в 1985-1900 годах. В это время средняя биомасса нектона в зоне Субарктического фронта составляла 4 миллиона тонн, из которых 3,6 миллиона тонн приходилось на сардину. В 1991-1995 годах средняя биомасса нектона снизилась до 2,7 миллионов тонн. В 2002 году биомасса нектона оценивалась в 7,9 миллионов тонн, из которых около одного миллиона тонн приходилось на долю сайры, ядро сообщества составляли мезопелагические рыбы и кальмары. То есть о понижении биопродуктивности речь не идет, хотя ее более высокий уровень в настоящий период может объясняться недостаточным учетом гидробионтов мезопелагического комплекса в период высокой численности сардины-иваси.

Ресурсы открытых вод Тихого океана огромны, но во многом представлены потенциально промысловыми видами с нелимитируемым выловом. Прогнозные цифры показывают, что только в пределах российских вод Курильских островов ежегодная добыча пелагических кальмаров может достигать 100-150 тысяч тонн, сайры 150-270 тысяч тонн, японского анчоуса 30-40 тысяч тонн, полосатого тунца 5-30 тысяч тонн, синего тунца 5-30 тысяч тонн, пищевых видов акул 5-10 тысяч тонн, мезопелагических рыб и кальмаров несколько миллионов тонн. Однако освоение этих ресурсов сдерживается как новизной промысла, так и большим экономическим риском, отсутствием необходимого флота и промыслового вооружения, разряженностью скоплений, не разработанными техникой и тактикой лова, для ряда гидробионтов не имеется рынка сбыта и надежных технологий переработки. Из-за отсутствия промысла ОДУ по ряду объектов снижается, по некоторым массовым объектам, например японскому анчоусу, дается в рамках возможного вылова с учетом мощностей флота.

В настоящее время прогнозируется ОДУ гидробионтов только для экономической зоны России, поэтому можно дать картину о фактическом использовании ресурсов открытых вод лишь для Южно-Курильского района. На примере 2002-2006 годов видно, что полностью не осваивается ни один вид. Ряд объектов не осваивается вообще (тихоокеанский кальмар, анчоус, тунцы) либо их вылов не превышает 87,8% (сайра). Однако вылов сайры в последние два года ограничивался занижением ОДУ Государственной экологической экспертизой и чрезмерными квотами для прибрежного рыболовства, что привело к выходу значительной части экспедиции в открытые воды.

В то же время снижение запасов традиционных объектов делает проблему освоения резервных сырьевых ресурсов все более острой. Показателем этого служит быстрый рост вылова наиболее изученного объекта Южно-Курильского района – сайры. После провала в середине 1990-х годов вылов этих видов начал стремительно нарастать и достиг максимума в 2005 году. Вылов лемонемы, наоборот, стремительно сократился, это связано с уменьшением ее численности и меньшими миграциями в зону России.

Из других промысловых районов можно выделить только Императорский подводный хребет, где проводятся попытки судами отдельных предприятий проводить вылов ряда донных и придонных объектов.

Следует ожидать, что при продолжении снижения численности основных объектов промысла в дальневосточных морях спрос на резервные ресурсы будет возрастать. Однако цикличность климато-океанологических процессов влияет и на цикличность динамики численности массовых промысловых видов. Несомненно, что освоение открытых вод будет развиваться в наиболее доступных районах и на известных объектах. Поэтому наиболее целесообразным представляется, прежде всего, освоение ресурсов СЗТО. По данным долгосрочного прогноза ТИНРО-Центра запасы основных промысловых видов Южно-Курильского района на ближайшую перспективу останутся на стабильном уровне.

Однако по сложившейся на Дальнем Востоке пропорции судов недостаток ресурсов остро ощущается прежде всего для крупнотоннажных траулеров. Крупнотоннажный флот может работать только при условии положительного экономического эффекта. Все пригодные для тралового лова ресурсы гидробионтов в северной части Тихого океана являются объектами рискованного или сезонного рыболовства – это калифорнийские скумбрия и ставрида, морской лещ, аляскинский кальмар, японский анчоус, мавролик. В данной программе основной упор сделан на наиболее изученных и реальных промысловых районах. В случае необходимости, при наличии государственного или корпоративного заказа и соответствующего финансирования, могут выполняться исследования и в других районах Тихого океана.

Comments